СтатьяКоманда Сидоровой: "В Пекине вопрос стоял ребром: либо сейчас, либо уже никогда"

Вход на сайт

Анна СИДОРОВА, Маргарита ФОМИНА, Кира ЕЗЕХ, Александра РАЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

– Чем прошедший чемпионат мира отличался от прочих крупных турниров?
Сидорова: Этот турнир воспринимался многими сборными очень серьезно. Ведь тем, кто не набрал достаточного количества олимпийских очков, предоставлялся последний шанс отобраться на Олимпийские игры-2018. Поэтому команды, не входящие в число фаворитов, бились не на жизнь, а на смерть. Наша команда вопрос попадания в Пхенчхан решила еще в прошлом году, когда заняла на чемпионате мира третье место. Но и для нас турнир был особенным. Не задалась первая половина сезона, и мы не получили возможности выступить на чемпионате Европы. Поэтому в Пекине был единственный шанс в этом сезоне доказать, что наша команда по праву считается сильнейшей в стране. Вопрос стоял ребром: либо сейчас, либо, возможно, уже никогда.

– Следили за ходом чемпионата Европы, который выиграла другая российская команда во главе со скипом Викторией Моисеевой?
Сидорова: У меня была даже возможность его комментировать. Как и у Маргариты. Работали на разных телеканалах.

- Пропуск этого турнира не сказался на вашей форме? Или, может, наоборот, сил подкопили?
Фомина: Однозначно не ответишь. Поражения заставляют задуматься: может, что-то нужно поменять? Пропуская большое количество серьезных игр, команда, конечно, теряет в классе. Соревновательная практика необходима для поддержания формы. Так или иначе, руки мы не опустили, усердно тренировались и смотрели чемпионат Европы и болели за сборную России. А как иначе? При этом старались сами прибавить, чтобы не повторять прежних ошибок. Теперь будем готовиться с расчетом на то, чтобы команда вышла на пик формы к олимпийскому турниру.

РЕШЕНИЕ ПО СОСТАВУ НА ПХЕНЧХАН ПОКА НЕ ПРИНЯТО

– Именно ваша команда поедет на Олимпийские игры или будут еще отборочные турниры?
Фомина: Решать федерации. Пока нас на этот счет не информировали на все сто процентов. Говорили: "Если выступите хорошо, будете готовиться к Олимпиаде". Но решение принимаем не мы. Так что остается только ждать и надеяться.
Езех: Исполком Федерации керлинга России примет решение в конце сезона. Но наш президент Дмитрий Александрович Свищев в интервью сказал, что, скорее всего, на Олимпиаду поедет наша команда.
Фомина: И все же окончательное решение еще не принято.

– Если вопрос будет решен для вас положительно, вы отправитесь на Олимпиаду в том же составе, что выступали на чемпионате мира? Или может случиться так, что команду кем-то усилят?
Езех: Если судить по предыдущему опыту участия в Олимпиадах, состав меняться не должен.
Фомина: В керлинге очень важна сыгранность. Человек может быть силен индивидуально, но ему еще нужно притереться к команде, а это требует времени. А набор просто хороших игроков может и не привести к положительному результату. Мы, во всяком случае, за сохранение целостности команды.

– Сколько времени нужно на то, чтобы сыграться?
Фомина: Все индивидуально. К примеру, команда Рэйчел Хоман поменяла второго номера, и на них это никак не отразилось, даже лучше стало. Но в данном случае речь всего об одном игроке. Думаю, нужен как минимум год, чтобы все сумели прочувствовать друг друга.

– Сплоченность на площадке переносится за ее пределы? Можно сказать, что вы – подруги?
– Можно сказать, что мы – семья. Очень много времени проводим вместе и, конечно, уже воспринимаем друг друга как родных.

В КАНАДЕ ДРУГОЙ УРОВЕНЬ ПОНИМАНИЯ ИГРЫ

– Сколько турниров нужно отыграть в сезоне, чтобы находится в хорошей форме?
Езех: Чем больше хороших турниров, тем лучше. Но в этом году из-за того, что мы пропустили чемпионат Европы, сезон получился скомканным. Зато мы хорошо выступили на чемпионате мира – провели его на опыте, на классе.

– Ожидали в Москве такой теплый прием?
Езех: Да, и хочется поблагодарить за это и болельщиков, и федерацию. Приятно, что после всех успешных выступлений нас встречают в аэропорту поклонники с цветами и пресса.

– Нынешний сезон для вас завершен, думаете об отпуске?
Сидорова: Нет, нам предстоит еще турнир "Arctic cup" в Дудинке, который совместно проводят компания "Норникель" и Федерации керлинга России. В прошлом году там проходили всероссийские соревнования среди мужских команд. Судя по подготовке это будет грандиозное событие как для российского, так и для мирового керлинга в серии "Curling Champions Tour". Думаю, это будет интересный опыт.

– Вернемся к чемпионату мира. Китай – далеко не самая керлинговая страна. Как там турнир?
Фомина: Что касается самой арены, то она нам очень понравилась – чем-то похожа на ту, что была в олимпийском Сочи. Публика поначалу слегка не понимала, что происходит, а потом заинтересовалась. Зрителей было много, все вели себя приветливо, не отвлекали. Конечно, в Канаде совершенно другой уровень понимания игры. К примеру, в нашем виде спорта не принято аплодировать ошибкам соперника. Не все это знают, что не принято шуметь и отвлекать в определенные моменты.

– В Пекине вы проиграли Канаде трижды. Можно ли вообще победить эту сборную?
Сидорова: Раньше говорили, что в Канаде так много сильных команд, что на больших турнирах они все равно покажут хороший результат, независимо от того, какое месте занимают в своей стране – первое или двенадцатое. Я с этим не согласна: результаты показывают обратное. В прошлом году мы трижды за турнир обыгрывали команду Челси Кэрри, которая выиграла канадский национальный отбор. Она слабее, чем девушки Рэйчел Хоман, на протяжении двух лет с большим отрывом возглавляющие мировой рейтинг. Но керлинг в Канаде развит на другом уровне. Каждую неделю у них проходят турниры, и есть возможность выступать против сильных соперников и набираться опыта.

– У нас в стране всего две команды такого уровня, которые можно выставить на чемпионат мира?
Сидорова: Нет, команд сейчас больше. Скоро пройдет чемпионат России в Сочи, где в группе А будут бороться десять сильнейших коллективов страны. Среди них много сильных, которые могли бы спокойно бороться на международном уровне.

– На вас же на внутренних соревнованиях разбрасывают по разным командам?
Фомина: Мы играем своей командой последние два года. Решили не разделяться и сейчас.

В КЕРЛИНГЕ СТАЛО БОЛЬШЕ ПОДКАЧАННЫХ ДЕВУШЕК

– Сложилось впечатление, что ваш вид спорта помолодел, средний возраст участниц больших турниров уменьшился.
Сидорова: Да, керлинг омолодился. Все больше команд представлено молодыми спортсменками, но молодыми по меркам керлинга. Вряд ли вы увидите на мировом уровне команду из 18-летних девушек. Сейчас доминирует наш возраст – 25 лет. Но раньше в керлинг играли женщины более зрелого возраста – в сорок лет Дженифер Джонс выиграла свою первую Олимпиаду. Теперь же больше внимания уделяется не просто опыту, наигранности, а именно физической подготовке. Конечно, молодежь находится в лучшей форме. В некоторых сборных можно заметить подкачанных девушек.

– Анна, судя по вашему Инстаграму, вы – сторонник здорового образа жизни…
Сидорова: Да, и не только я. У нас приблизительно одинаковое количество тренировок. Может, я просто выкладываю фото почаще.

– Ваши занятия – личное желание или требование современного керлинга? Ваш вид спорта требует все больше физических затрат?
Сидорова: Он был затратным изначально. Но смысл в том, что чем лучше ты готов, тем лучше можешь контролировать бросок – его силу и точность. Кроме того, мы девушки всегда хотим выглядеть хорошо.
Езех: У нас много соревнований, усталость накапливается. Поверьте, без должной подготовки никак.

– Как выглядит один тренировочный день игрока сборной России?
Сидорова: Начинается он с будильника. И с ожидания в кровати, пока кто-нибудь пойдет умываться. Потому что это буду точно не я. Потом – первая ледовая тренировка, которая длится порядка двух часов. Затем идем в тренажерный зал. Стараемся чередовать кардио– и силовые тренировки. Обед, немного сна, вторая тренировка. Дальше массаж или сауна. Если мы на сборе в Новогорске, то можно сходить на медицинские процедуры – центр там отличный.

– Прямо настоящий спортивный режим.
Фомина: Вот сейчас обидно было! (смеется)

– Просто со стороны кажется, что керлинг куда менее энергозатратный вид по сравнению, например, с легкой атлетикой.
Фомина: Мы, конечно, не претендуем на уровень легкоатлетов, но нам все равно необходимо быть в хорошей форме. Для эффективности свипа, например. Приоритет отдаем ледовым тренировкам, но фитнес обязательно присутствует.

– Сколько длятся ваши сборы?
Фомина: Перед соревнованиями обычно – две недели. Четыре дня тренируемся, потом дается день на восстановление.

– С психологами керлингистки работают?
Раева: Многие команды к этому прибегают, но у нас пока совсем небогатый опыт. Приглашение штатного специалиста планируется.
Езех: Кстати, у некоторых команд вообще нет тренера! А только психолог, который смотрит за матчами с трибуны.
Фомина: У нас уже были общие занятия с психологом по мотивации перед турнирами. Но это был вводный курс. Нам бы хотелось, чтобы именно с нашей командой кто-то поработал индивидуально. Понял состояние каждой из нас.

– Кто у вас в команде является главным заводилой? Или кто успокаивает всех, когда это необходимо?
Сидорова: У нас все ответственны за это понемногу. За счет игрового опыта мы знаем, где и в какой момент кому-то нужно что-то сказать: поддержать или пожурить немного. Нужно тонко чувствовать. Но хорошо, что у нас столько совместного опыта, что мы уже чувствуем друг друга.

– Наверняка у вас бывают какие-то тактические занятия. В том числе, и применительно к сопернику?
Фомина: У многих команд есть свой собственный стиль игры. Мы собирается перед матчами, обсуждаем сильные и слабые стороны соперников. Но это не главная составляющая подготовки.

– То есть, тренер не говорит, как именно необходимо действовать?
Фомина: Все специалисты разные. Кто-то больше делает акцент на противнике, кто-то – меньше. Например, наш бывший тренер Томас Липс много времени уделял статистике. Статистике всего! Выполнения бросков, видам вращения. Разбирал, кто как кидает и какими камнями. Аня даже пошутила: "Скипы с каким цветом глаз чаще выигрывают". Он был настоящим статистиком. Конечно, это все может помочь. Но если мы все будем делать нормально сами, то шансов у соперника не останется.

ЧЕМ МЕНЬШЕ Я СПЛЮ, ТЕМ ЛУЧШЕ ИГРАЮ

– Насколько жестко вас контролирует тренер?
Сидорова: Мы уже, наверное, выросли из того возраста, когда нас нужно было проверять. Все прекрасно знают, для чего они это делают, и чем может обернуться послабление для себя или несоблюдение режима.

– Чем, кстати, может обернуться несоблюдение режима? Например, накануне матча?
Сидорова: Все очень индивидуально. Знаю, что некоторые спортсмены, если не выспятся, будут хуже выступать. Конкретно за себя могу сказать, что у меня обратная тенденция: чем меньше я сплю, тем лучше играю. Хотя поспать люблю.

– А бывает такое, что накануне ответственного матча бессонница – и все?
Раева: Я плохо сплю всегда. Очень долго не могу заснуть.
Сидорова: Мы часто спим с Сашей в одной комнате и слышим, как обе ворочаются перед какой-нибудь ответственной игрой. Причем мозгом ты понимаешь, чего сейчас-то волноваться, завтра выйдешь и сыграешь. Но организму не объяснить.

– Многие наши сборные в этом году столкнулись с не очень хорошим к себе отношением в связи с допинговым скандалом и другими политическими моментами. Почувствовали ли вы что-то подобное?
Раева: Мы не заметили, чтобы что-то в отношении к нам изменилось.
Езех: Наш вид спорта является "неопасным" в плане допинга. У нас очень мало случаев спортсменов, у которых находили какие-то препараты. И президент международной федерации подчеркнул, что никаких претензий к России нет.

– Тем не менее, в документах Макларена фигурировали керлингистки. Вы ничего не знаете об этом?
Езех: Меня очень удивило, потому что в керлинге допинг не нужен. И подобные обвинения ставят для меня под сомнения весь этот доклад. Я очень давно в спорте, и прекрасно знаю, что этого у нас никогда не было.

Фомина: Но при этом мы входим в систему ADAMS, следим за тем, что мы покупаем в аптеке. Конечно, этот вопрос все равно для нас очень серьезный, и мы делаем все так, как положено, чтобы не было к чему придраться.

– Вас вообще стали чаще проверять?
Фомина: Чаще – нет. На чемпионате мира приезжали допинг-офицеры, но из нашей команды взяли всего одного человека. И то это было в середине турнира, после плей-офф ничего такого не было. Все осталось тем же самым.

МУЖЧИНЫ И ДЕВУШКИ ПО-РАЗНОМУ ВИДЯТ ИГРУ

– Сейчас очень модно проводить смешанные соревнования, в олимпийскую программу керлинга уже включили микст-дабл. Нет планов попробовать себя в этой дисциплине?
Сидорова: Невозможно быть и тут, и там. Микст-дабл – другая дисциплина, и подготовка в ней отличается, там свои тренеры, врачи, расписание.

– Кому-то из вас доводилось играть в одной команде с мужчинами?
Фомина: У нас еще есть одна дисциплина: обычный микст. Там выступают два мальчика и две девочки, это уже больше похоже на обычный керлинг. Конечно, проводились чемпионаты России и чемпионаты Европы, в которых лично я два раза принимала участие. Это интересный опыт, потому что мужчины и девушки по-разному видят игру. Объединение их в одну команду очень интересно.

– Где разница в видении мужчины и женщины?
Сидорова: Мужчины играют по-другому. Женщины не могут позволить себе такие сильные броски, которые делают мужчины.

– А если вас поставить против мужской команды, у вас будут шансы на победу?
Фомина: Мы частенько играем между собой. Например, когда у нас в Новогорске сбор в одно время. Для практики просим спарринг, и результат получается где-то пятьдесят на пятьдесят. Иногда они выигрывают, иногда мы.

– Но в таких видах спорта, где физическая сила и выносливость не столь важна, мужчины все равно сильнее женщин?
Сидорова: В керлинге это так. В прошлом году впервые в истории сильнейшую женскую команду Рэйчел Хоман пригласили на мужской турнир. И девушки сумели выиграть там один матч, а остальные матчи проиграли с крупным счетом.

– Керлинг – не только профессиональный спорт, но и популярное времяпровождение для обычных людей. Вас друзья не пытаются затащить на лед в свободное от тренировок время?
Фомина: Конечно, но друзьям хочется развлечься. А ты приходишь и чувствуешь себя няней, которой нужно всем все объяснить. Я как-то приходила играть с родителями, мне понравился этот опыт. Но не могу сказать, что ходила бы на такие мероприятия каждую неделю. Досуг должен быть досугом. Если ты семь дней в неделю играешь в керлинг, в свой выходной хочется заняться чем-то другим.

– Чувствуете, что уровень понимания игры у нашего народа возрастает?
Сидорова: "Ты трешь или кидаешь?", "А вы на коньках?"– таких вопросов стало меньше. Особенно, если сравнивать с тем, что было, когда я поехала на свою первую Олимпиаду в Ванкувере. Когда я пыталась кому-то объяснить, что занимаюсь керлингом, один человек из пяти не переспрашивал. Остальные: "Что? Чем? А это как?" Сейчас уже нет такого. Готовлюсь, чтобы объяснить про керлинг, а в ответ говорят: "Да, круто!". И хорошо, что нас стали чаще показывать по телевидению, плюс зовут знающих комментаторов. Людям это становится интересно, они начинают разбираться.

– Легко ли комментировать керлинг?
Сидорова: Мне было легко. Я училась на специалиста по связям с общественностью. Поэтому это мое направление.

– Не думаете в будущем стать профессиональным комментатором?
Сидорова: Пока не знаю. Уверена, если у меня будет возможность, я соглашусь покомментировать. Но пока не могу сказать, что это станет моим основным родом деятельности.

– Есть ли виды спорта, помимо керлинга, за которыми вы с удовольствием следите, болеете за клубы или сборные?
Сидорова: Я патриот нашей страны, поэтому всегда буду болеть за своих в любом виде спорта, где выступает Россия. У меня вообще дома только спортивные каналы в телевизоре. У нас вся семья такая. А так в приоритете фигурное катание, потому что я сама когда-то занималась и любовь к этому виду спорта не угасла.

Спорт-Экспресс