СтатьяГотова бороться за олимпийскую медаль, несмотря ни на что – Людмила Прививкова

Вход на сайт

- Большой этап летней подготовки пройден. Расскажите, чем он вам запомнился.

Олимпийский сезон всегда начинается раньше, чем обычный - на лед мы выходим не в августе, а уже в июне. Олимпийские игры, в отличие от чемпионатов мира, проходят раньше на два месяца. Мы ездили на сборы в Швейцарию, играли товарищеские матчи с местными командами, до этого работали над общей физической подготовкой. Работа была гораздо более напряженной, чем обычно.

- Но, думаю, вам это было довольно привычно, потому что у вас позади две Олимпиады.

- Конечно, когда есть такой опыт, к следующим Играм готовиться легче и участвовать в них проще. Редко кто в командном виде спорта дебютирует на Олимпиаде и сразу празднует успех, надо сначала выступить хотя бы один раз, почувствовать атмосферу. Все постепенно, как и на любых других стартах. Сначала приезжаешь и борешься за попадание в пятерку сильнейших, на следующий раз стремишься попасть на третье место, потом – выиграть.

- В керлинге в 18-летнем возрасте очень сложно показывать результат. Обычно чем больше опыта, тем выше показатели. Насколько сложно ждать, когда придут победы?

- Считается, что керлинг – вид спорта для людей более взрослых, которые уже умеют сдерживать свои эмоции. Канадские специалисты заявляли, что лучше всего он подходит для людей старше 30 лет. В последнее время керлинг омолодился, и я думаю, что это связанно с тем, что все команды мирового уровня стали очень активно заниматься фитнесом. И это стало очень заметно, стало давать результаты.

- А в связи с чем появилась такая тенденция? Ведь керлинг позиционируется как вид спорта, в котором можно добиваться результатов, независимо от возраста, роста, пола, веса.

- Со стороны кажется, что все так легко – побегали, щеточками потерли, камень куда-то запустили. На самом деле не так. Во-первых, матч длится 3 часа, уже только это определенная нагрузка. Во время выезда из колодки задействовано большое количество мышц, нужно постоянно их держать в тонусе. Бывают такие броски, когда приходится работать щетками, свиповать, очень интенсивно, и так пройти всю площадку – это примерно двадцать секунд, что можно сравнить со стометровкой. И сколько таких стометровок мы делаем за одну игру… А после надо еще и выполнить сконцентрированный и точный бросок. Поэтому физическая подготовка очень важна.

- С физподготовкой понятно. А сколько времени уделяете тактической работе?

- Летом мы работали над физической формой. В этом году были на сборе в Швейцарии, затем в Сочи и на базе в Новогорске. Проводили и физподготовку, и тренировки на льду. В сентябре начались первые турниры. Как правило, тактическая работа происходит непосредственно по ходу тренировочного процесса. Перед игрой тренер дает установку на игру. Стиль игры всегда зависит от соперника, с большинством команд мы уже встречались, поэтому учитываем и предыдущий опыт, учитываем их ошибки или слабые места. После игры проходит общекомандное собрание, на котором тренер высказывает свои замечания, но не только критикует, но и хвалит - это тоже очень важный момент.

- Неужели тренер помнит все три часа игры?

По ходу игры он всегда записывает ключевые моменты, делает какие-то пометки. Для этого есть специальная программа. На картинках можно рассмотреть любую игровую ситуацию, бросок конкретного человека, вращение камня. На этих схемах тренер и разбирает ключевые моменты игры. А видео не просматриваем, раньше использовали их для того, чтобы показать ошибки во время выезда из колодки, но теперь вполне обходимся этой программой, которая схематично всю игру фиксирует.

КТО НЕ РИСКУЕТ…

- В игре бывают моменты, когда надо решаться совершить какой-то рискованный ход…

- Да, риск бывает. Всегда надо думать о его последствиях, учитывать игровую ситуацию - иногда рисковать категорически нельзя. Если много очков проигрываешь и до конца осталось несколько эндов, рисковать необходимо, чтобы попытаться отыграть большое количество очков. Надо чувствовать, как на это настроена команда, готов ли человек, чья очередь совершать бросок, выполнить его так, как требуется. Даже если тренер говорит на тайм-ауте правильную вещь, но игрок не настроен на это, вряд ли что-то получится. Решение обсуждается и принимается всей командой.

- Не бывает такого, что скип видит, как надо поступать, и принимает единоличное решение, возможно, идущее вразрез с мнением коллектива?

- Бывает. Конечное решение всегда за капитаном. Скип может сказать, что он не согласен и надо делать вот так, а не иначе. И все будут выполнять это. Потому что капитан несет ответственность за игру, за все решения, и каждый член команды это понимает. Это непросто - надо быть уверенным, спокойным, уметь сдержать эмоции, настроить коллектив. Во многом скип несет ответственность за то, как в целом выступит команда на турнире. Вице-скип же является связующим звеном между командой и капитаном, он же помогает урегулировать какие-то внутренние недопонимания в команде - все-таки женский коллектив.

- Случается и такое?

- Могу сказать, что сейчас наша команда повзрослела, каждый понимает, чем может обернуться маленький каприз. Мы не обижаемся по мелочам, стараемся не показывать другим, когда не высыпаемся и так далее. Каждый работает над собой. У всех нас есть свои эмоции, внутренние переживания, много времени проводим вместе и иногда устаем друг от друга. Но если какие-то моменты и бывают, считаю, что в этом нет ничего страшного, иногда разрешить их помогает третий человек. В целом, мы с девочками играем уже давно, хорошо друг друга знаем, мы стали семьей и всегда готовы прийти на помощь, поддержать - как на площадке, так и вне ее.

ИГРА

- Игрок мужской сборной Александр Козырев сказал в интервью, что керлинг во многом эмоциональнее футбола - ведь когда ход совершают соперники, ты ничего не можешь сделать. Вы согласны с таким мнением?

- Да, действительно керлинг даже азартный вид спорта. Человеку, который не знает специфики вида спорта, по телевизору сложно до конца это оценить и заметить. Но если разобраться в правилах, понимать, порой трудно сдержать эмоции. Вид спорта неконтактный, как в баскетболе толкнуть оппонента невозможно. Поэтому действительно во время броска соперника ты ничего не можешь сделать. К тому же, игра длится три часа - нужна серьезная выдержка! Здесь важна как физическая подготовка, так и понимание тактики, и колоссальная работа над эмоциями.

- Тяжело, наверное, ехать на турнир, понимая, что из-за недостатка опыта вряд ли ваша команда сможет подняться на пьедестал.

- Спортсмен едет на соревнования всегда с мыслью о победе. В детском возрасте команды особенно желают выигрывать, юные керлингисты готовы буквально лечь на лед для того, чтобы праздновать успех. Здесь важно, чтобы тренер помог ребятам не сломаться, он должен объяснить, что пока не хватает опыта, что они только начинают и все впереди. Со временем в копилке появляются медали молодежных турниров и, переходя во взрослый уровень, ты уже знаешь о том, что все начинает получаться постепенно.

Например, когда наша команда поехала на Олимпиаду-2006 в Турин, у меня было столько эмоций!!! Не понимала, наяву ли это происходит со мной - ведь, приходя в спорт, я даже не мечтала, что однажды окажусь на Играх. Мы заняли пятое место, и это было для нас крайне высоко. На эмоциональном подъеме мы выиграли в заключительных двух играх у олимпийских чемпионок шведок и у не менее сильных норвежек. Конечно, тогда и опыта не хватало, и возраст был молодой. Но вот такой успех был, и это пока лучший результат для российской сборной.

- Ваша вторая Олимпиада как отличалась по эмоциям от дебютной?

- Наверное, было проще - уже был опыт выступления, подходили более уверенно. Что-то не получилось… Практически накануне у нас поменялся состав - а в небольшом коллективе даже замена одного человека это серьезно. Составу нужно было сыграться. Думаю, в чем-то это помешало нам добиться успеха.

- Вообще вы легко забываете победы и поражения?

- /Улыбается/. Победы и мы, и зрители забывают намного быстрее. В команде каждая из нас понимает, что если долго концентрироваться на поражении, это может помешать двигаться дальше. Мы общались в Ванкувере по этому поводу с хоккеистами - а у них игр в сезоне больше, чем у нас, - представьте, что было бы, если бы каждую неудачу они переживали достаточно долго… Надо стараться сделать все на льду, а потом любой итог надо проанализировать и идти дальше.

- Здесь и сейчас легко об этом говорить. А, наверное, пришли к этому не сразу?

- Конечно, все появляется с возрастом. Несколько лет назад я была более эмоциональной, но потом ты учишься контролировать свои эмоции. Конечно, невозможно запрограммировать себя на какую-то определенную реакцию на событие, но в команде игроки должны друг другу помогать управлять своими эмоциями, поддерживать друг друга. Каждую игру разбираем с тренером в тот же вечер - ни к чему оставлять переживания на утро. После побед то же самое - выиграв чемпионат Европы, мы порадовались пару дней, а затем тренер сказал - порадовались и хватит, надо дальше работать - впереди новые соревнования.

- В течение года часто ли удается побывать дома?

- Дома бываем мало. Как правило, тренируемся за границей, хотя и у нас в России уже есть площадки со льдом очень хорошего качества. Важно, чтобы был игровой опыт - поэтому мы принимаем участие во многих международных турнирах и этапах розыгрыша Кубка мира. Мы действительно проводим много времени вместе. Под конец сбора всегда хочется домой. Во время длительных перерывов, особенно в летний период, когда идет физическая подготовка, начинаем даже скучать по керлингу, хочется побыстрее на лед.

- У всех спортсменов бывают победы и поражения, как Вам удается отвлечься от поражений?

- Может быть, это проходит само собой, где-то помогает шопинг /улыбается/. Иногда походы по магазинам помогают и отвлечься от мыслей о поражении. Бывает и такое, что ходим куда-то вместе, в Калгари, например, мы поднимались на обзорную башню. Даже в те нечастые выходные, когда мы приезжаем домой, все равно видимся с девочками, ходим вместе в кино, в кафе.

РОССИЙСКАЯ ШКОЛА

- Как бы вы оценили положение России на мировой арене с точки зрения развития керлинга в стране?

- Считаю, что в последнее время керлинг хорошо развивается не только в столице, но и в регионах, функционируют спортивные школы. И чемпионат России стал гораздо интереснее – уровень команд стал гораздо выше. Каждый коллектив из первой восьмерки требует серьезной подготовки к игре с ним. Конкуренция есть, развитие идет. Если раньше спрашивали, что такое керлинг, то сейчас болельщики уже интересуются тонкостями игры. Все-таки вид спорта стал у нас гораздо популярнее.

- А чего, на ваш взгляд, не хватает для того, чтобы популярность возрастала?

- Игры, например, не показывают по телевизору, потому что у нас этот вид спорта пока не настолько популярен. А не популярен среди зрителей, потому что не показывают. Ну и от наших успехов это зависит. Чемпионат России никогда не освещается подробно, на чемпионате Европы по ТВ показали только финал, насчет полуфинального матча уже не уверена. Турниры не показывают - соответственно, откуда появиться популярности? Конечно, хотелось бы, чтобы со временем игра завоевывала все больше поклонников - мы, в свою очередь, будем стараться для этого радовать зрителей нашими успехами. Кроме того, не все понимают специфику керлинга - надо объяснять, заинтересовывать. Если разобраться - вид спорта у нас зрелищный и очень интересный.

- Сравнивают с шахматами, только на льду.

- Похоже, только в шахматах ты можешь поставить фигуру, как хочешь, а здесь площадка 45 м в длину, Погрешность гораздо выше. Не всегда получается отправить камень так, как хотел. В связи с этим приходится принимать какое-то другое решение, менять тактику.

Помню, когда я только попала в вид спорта, в нашей спортивной школе "Москвич" было всего 8 камней, и те из разных комплектов. Новичкам их не давали, поэтому на занятиях мы учились выезжать из колодки, держать равновесие. Занятия были скучными. А потом начались городские соревнования, научилась подсчитывать очки, поняла суть - и тогда меня это увлекло.

- Как бы вы сказали, что такое талант в керлинге? Какие составляющие нужны для успеха?

- Прежде всего, как и в любом виде спорта, дисциплина. Надо быть ответственным, трудолюбивым - только усиленная работа приводит к успеху. Нужно терпение и сдержанность, а с другой стороны, умение приободрить товарищей по команде. В командных видах не все зависит от тебя - есть еще партнеры, о них тоже надо думать. Что касается навыков, это точная мышечная координация. Надо чувствовать камень, с какой силой его надо отправить, как закрутить. Бросок совершается в основном благодаря силе ног, рукой можно только немного корректировать его, придавать снаряду вращение. Все это надо чувствовать, но, конечно, какие-то моменты тренируются.

- То есть, все приходит с практикой? Можно ли любого научить играть в керлинг?

Я бы не сказала, что любой человек станет хорошо играть в керлинг. Научить можно, конечно, каждого, но добиваться каких-то результатов будет не всякий. Должно быть чутье, нужно чувствовать, с какой силой отпустить камень в определенной ситуации.

- У нас неплохие традиции в керлинге, можете сравнить нашу школу с зарубежной?

- Мы большое внимание уделяем технике, специалисты из-за рубежа очень хвалят россиян за этот компонент. Есть команды, которые едут не очень красиво, но выполняют броски с блестящей точностью. У нас всех учат одинаково - чтобы примерно был схожий технический арсенал. Конечно, у каждого игрока со временем появляются свои особенности в технике выполнения бросков. И, когда команда играет вместе на протяжении длительного времени, эти особенности начинают учитывать в полной мере. Ведь если даже собрать четырех сильнейших игроков в одну команду, скорее всего, они не смогут показать впечатляющий результат. Для этого надо пройти вместе достаточное количество игр, привыкнуть друг к другу.

ТОМАС ЛИПС

- Чуть больше года назад команду возглавил швейцарский специалист Томас Липс. Расскажите, как изменились тренировки, что стало по-другому?

- Томаса пригласили полтора года назад, он достаточно опытный тренер, к тому же, в недавнем прошлом сам выступал на высоком уровне. Он работал со сборной Швейцарии и привел ее к победе на чемпионате мира. Я была рада, что к нам пригласили такого специалиста, была уверена, что он нам поможет, научит нас чему-то новому в плане тактики и стратегии.

Тренировки он строит интересно, придумывает задания, над которыми надо подумать. Также он проводит индивидуальные занятия, подправляя технику - за такую тренировку, находясь один на дорожке, выполняешь гораздо большее количество бросков, отрабатывая какой-то элемент.

- Есть ли для вас какая-то разница, мужчина или женщина во главе команды?

Думаю, что мы все достаточно взрослые, все понимаем, к чему мы идем. Поэтому отвлекаться на какие-то эмоциональные вещи нецелесообразно, поэтому у нас такого нет, об этом никто не думает. Мы просто хотим, чтобы тренер привнес в нашу игру что-то новое. Липс посоветовал нам немного изменить стиль игры, чтобы диктовать свои условия соперникам. Он после каждой игры обсуждает с нами разные моменты, ему всегда есть, что сказать. Он всегда советуется с командой, если у него появляются идеи - он спрашивает наше мнение, вовлекает нас в процесс выбора места для тренировок и так далее.

- Можете сказать, что вам нравится с ним работать?

Да. В целом он достаточно прост в общении, с ним легко. Языкового барьера не было никогда - для него и для нас английский язык не родной, наверное, отчасти поэтому. Он не очень строгий, совсем не тиран. Старается быть ближе к команде, советуется с нами, спрашивает. Интересно строит тренировки.

- А как вся команда восприняла его приход?

- Мы все надеялись на то, что иностранный тренер привнесет в нашу игру что-то новое. Какого-то недовольства или трудностей не было, все приняли наставника и общение складывалось хорошо.

"ЛИПС СКАЗАЛ, ЧТО НЕ ПОНЯЛ МЕНЯ"…

- В начале подготовки к олимпийскому сезону было принято решение расширить состав. Расскажите, пожалуйста, как это происходило.

- Это было решение больше Федерации для того, чтобы усилить конкуренцию в команде, подстегнуть основных игроков. Пришли три спортсменки, нас стало восемь. Всех их мы давно знали и хорошо общались с ними. Плюсом было то, что на международных турнирах во время подготовки мы могли разделиться на две команды по четыре человека, не было запасных, все получали игровой опыт.

- А потом Томас Липс объявил, что в составе продолжат дальнейшую подготовку только шесть спортсменок…

- Томас обозначил изначально, что есть давно сыгранный состав из пяти человек. Он говорил трем новым девочкам, что они должны быть лучше остальных на одну-две головы, чтобы попасть в сборную, при этом должны хорошо влиться в коллектив. Липс никогда не утверждал, будто у нас в составе все по силам одинаковые и он не знает, кого взять. Есть состав, есть спортсменки, которых он взял посмотреть, если кто-то из последних показал бы отличный результат, конечно, они бы попали в сборную. И все были с этим согласны. Суперконкуренции какой-то я не чувствовала. К своей команде я привыкла, мне хотелось продолжать играть с ними. Прежде всего, работала над собой, над техникой и бросками. А что кто-то "на пятки наступает" - и в мыслях не было.

Томас придерживался мнения, что есть достаточно хорошая, опытная и сыгранная команда, которой нужно помочь в тактическом аспекте игры и выиграть с ней олимпийскую медаль. А потом он стал на всю страну обсуждать мою личную жизнь… Какое это имеет отношение к результату?... Некрасиво. И непорядочно.

…Потом главный тренер сократил состав команды до шести человек и принял решение, что не хочет брать меня в команду. Для меня это было непонятно и неожиданно. К тому же, Томас странно себя повел в этой ситуации. Раньше он всегда обсуждал решения с командой, говорил с каждой из нас по отдельности. Так, например, было с приглашением в коллектив психолога - даже после того, как мы начали с ним работать, Томас спрашивал, насколько занятия помогают нам. Он не хотел, чтобы команде что-то навредило. В ситуации, когда он объявил состав, все произошло неожиданно - ни с одной спортсменкой это решение не обсуждалось. Единственная фраза, которую он сказал на собрании, на вопрос почему он принял такое решение, Томас сказал, что "он меня не понял". Никакого разговора ни до, ни после этого решения у нас с ним не было, почему-то он не посчитал нужным поговорить. И истинную причину я не знаю.

Я задала ему тогда только один вопрос: "Томас, ты действительно за полтора года работы вместе меня не понял?" Он сказал - да, и на этом разговор закончился.

Если быть точной, мы проработали вместе год и четыре месяца. За это время мы выиграли чемпионат Европы, успешно выступили на многих международных турнирах. Какого-то недопонимания между нами никогда не было - и вдруг …

В интервью Томас Липс заявлял, что пытался со мной поговорить. Но я такого не помню, чтобы он со мной обсуждал, что его что-то во мне не устраивает. Был короткий разговор, что на одном турнире во время подготовки я сыграла не очень хорошо, но надо было просто этот момент отработать, техническую ошибку можно исправить, ничего страшного в этом нет. К тому же, это было началом сезона, первый турнир, до основного старта еще было время. Все это поправимо, ничего критичного не произошло.

- Для любителей керлинга это решение со стороны выглядело тоже не слишком ясным… Томас сказал, что вы - закрытый, необщительный человек, но я этого не вижу…

- Не знаю, я с ним тоже вполне хорошо до этого момента общалась. Читала одно интервью Липса недавно, там размещена отличная фотография - мы о чем-то разговариваем, и мы не то что улыбаемся, чуть ли не смеемся. Очень милый снимок, добрый и открытый. А статья - о том, что он меня не понял… Какие-то вещи в этой истории просто не сопоставляются.

Мне не понравилось, что Томас ничего не объяснил. "Не понял" - не причина! Мне это неприятно намного больше, чем сам факт того, что он не включил меня в состав команды. Я ему доверяла и действительно была рада, когда его пригласили в сборную. Не видела никакого конфликта и непонимания, мы абсолютно нормально общались.

- И летний сбор, судя по всему, прошел без каких-либо нареканий?

Высказывали мнение, что якобы решение было основано на итогах летнего сбора и турниров в Канаде. Но я не могу сказать, что я хуже всех - ни по физической подготовке, ни по игре. Что-то придумывать и себя оправдывать, конечно, тоже некрасиво со стороны, надо оставаться порядочными и честными в любой ситуации. К тому же, я являюсь чемпионкой России 2013 года, спортивный фактор должен учитываться, и в команду нужно брать сильных и опытных игроков.

От Томаса я ничего подобного не ожидала. Он таким никогда не был, всегда был близко к команде. А здесь - как будто принял чужое мнение, которое ему было сказано со стороны. Все девчонки сильно удивились, были шокированы. Да и заявлять громко, что я не подхожу в эту команду как минимум странно. Я играю с этими четырьмя спортсменками с 2009 года, в тот момент Анна Сидорова пришла в команду. А до этого я с 2005 года выступала с тремя другими девочками. Это немаленький срок. Мы давно друг к другу привыкли.

Если я в чем-то более сдержана и контролирую свои эмоции, то я не считаю, что это мешает кому-то в команде. На площадке мы всегда были командой. А если вне игры кто-то любит танцевать и петь, а другой - читать книги, то, думаю, вряд ли это мешает тренировкам или выступлениям. Все-таки мы все личности, у каждого есть свои особенности. На мой взгляд, гораздо важнее судить по тому, что происходит непосредственно на льду.

- Вы сказали, что команда была крайне удивлена таким решением. Говорили ли вы с девочками после того, как решение прозвучало?

- Им было не понятно, и они попытались узнать, почему все-таки Липс принял решение оставить меня за бортом. На что он, как вы уже знаете из прессы, сказал, что готов взять меня обратно, но тогда сборная поедет на Игры под руководством другого тренера. Звучит как угроза. До Игр в Сочи времени осталось не так много, и искать другого специалиста для команды проблематично.

Девчонки меня поддерживали. Сложно в такой ситуации что-то обсуждать, но мы продолжаем созваниваться с ними, общаться.

- Возможно ли, что еще будут какие-то обсуждения состава, что-то поменяется так, что Липс позовет вас в состав обратно?

- Не знаю, насколько может что-то измениться. Для себя я решила, что унывать не собираюсь. Продолжаю тренироваться на льду, занимаюсь фитнесом. От международных стартов Липс меня отстранил, но есть еще российские соревнования, в которых я надеюсь участвовать с моей клубной командой. Я тренируюсь, держу себя в форме и не унываю - жизнь на этом не заканчивается. Конечно, мне очень неприятно, что бывает такая несправедливость, но надо двигаться дальше.

Мы не знаем, что будет потом - контракт Липса с федерацией истекает после Олимпийских игр. Кто будет потом руководить сборной, неизвестно. Вообще говоря, такой шаг очень рискованный с его стороны - времени до Игр осталось немного, каждый должен привыкнуть к своей позиции на площадке, должны быть наиграны схемы. А он меняет третьего номера.

Неизвестно, что из этого получится. Вроде бы, еще достаточно турниров в преддверии Игр, чтобы девочкам сыграться. Но в то же время и не так много времени, чтобы добиться идеально слаженного взаимодействия.

- Если каким-то образом сейчас швейцарец изменит свое решение и пригласит вас снова в команду, сможете ли вы с ним работать дальше?

- У меня есть мечта - выиграть еще одну олимпийскую медаль. И я все для этой мечты делала, старалась, шла к своей заветной цели. И если вдруг так получится, думать о том, смогу ли я с ним работать или нет, даже не стану. Для меня будут гораздо важнее другие моменты - все-таки главное - это цель, главное - не подвести команду, быть с ней. Не хочу загадывать, изменится что-то или нет, но если бы и поменялось, я бы не на этом акцентировала свое внимание.

- Насколько была важна поддержка Ольги Александровны Андриановой /бывшего главного тренера сборной, личного тренера Прививковой. - Прим. ИТАР-ТАСС/?

- Интересная была история. После объявления о том, что в составе останется шесть человек, Томас высказался в прессе, что понимает, что теперь именно он становится основной целью для критиков, среди которых наибольшее влияние имеет бывший главный тренер сборной Ольга Андрианова. Мне это было очень удивительно читать, я не собиралась идти скандалить и ругаться - не хочу мешать команде и девчонкам желаю только всего самого доброго, хочу, чтобы на Олимпиаде они успешно выступили. Какие-то внешние скандалы могут им помешать, я не хотела этого делать. Идти ругаться не совсем правильно, надо попытаться решить ситуацию порядочно. Ольга Александровна позвонила мне сама, как только узнала, и чисто по-человечески меня поддержала. Сказала не унывай, не расстраивайся, к сожалению, такие ситуации бывают. Рассказала, как ей многие специалисты сейчас пишут свое мнение о ситуации, поддерживают меня через нее. А делать то, что сказал Томас, ни у нее, ни у меня даже в мыслях не было! Заранее защищается от того, что даже не планируется… Очень это странно выглядит.

- А со стороны Федерации керлинга России /ФКР/ существует какая-то официальная позиция насчет этой ситуации?

Мне звонил президент федерации Дмитрий Александрович Свищев, пригласил меня поговорить. Он отметил, что не понял мотивировку решения - что значит, что я не подхожу команде, что тренер меня не понял. Как руководитель ФКР он ответственный за результат команды в Сочи, а Томас - просто приглашенный специалист, после Игр он уедет обратно в Швейцарию. А отвечать будут наши руководители. Дмитрий Александрович обещал, что когда у него будет такая возможность, он встретится с Липсом и попросит у него каких-то более серьезных доводов и объяснений.

Дмитрий Александрович меня поддержал, разрешил мне ходить на тренировки в его клуб "Новая лига", чтобы поддерживать физическую форму. Поэтому сейчас у меня есть возможность тренироваться. Как будет дальше - не знаю, в текущем сезоне я вхожу в состав национальной сборной, есть определенные обязательства. Если будет необходимо, должна буду выступить и показать хороший результат. Поэтому необходимо поддерживать себя в хорошей физической форме. Я чувствую ответственность и не могу подвести Россию, для меня это весомо.

- К тому же, Олимпиада - домашняя…

- Мы все очень ждали Игр в Сочи. Можно сказать, что мы и многие, кто имеет отношение к этой Олимпиаде, уже довольно продолжительное время живут ей. Помню, когда в Гватемале решалась судьба этих соревнований, в три часа ночи, кричала у себя в квартире

во весь голос. Помню, у меня и мама спала, а я искренне радовалась и кричала от счастья. Ведь это означало, что у нас в стране пройдет Олимпиада! Это была большая радость, долгожданное событие. Помню, как ездила в Сочи с оценочной комиссией Международного олимпийского комитета, было очень интересно - строить начинали с нуля, буквально - на пустыре.

Это мечта! Олимпиада сама по себе важна, но домашняя - это дополнительные эмоции. Очень обидно, что у меня эту мечту… украли!

- Украли мечту... Думаю, вы очень точно выразили то, что чувствуете.

- Это очень больно, очень тяжело. Очень неприятно, что так получилось, обидно… Мечту, к которой шла несколько лет, стараясь сделать так, чтобы мне ничего не мешало - все силы, эмоции отдавать подготовке к Играм. Но вот, видимо, швейцарские специалисты не могут до конца понять русских спортсменов…

- Томас Липс много рассуждал о качествах вашего характера. Расскажите, какая вы на самом деле. То, что вы открытая и эмоциональная - это я уже увидела.

- Может быть, я такая только тогда, когда надо - не буду с каждым встречным делиться своими переживаниями. Считаю, что я в меру сдержанный человек, где надо проявить эмоции - проявлю, не надо - сдержу. В команде, считаю, должны быть "старшие" (у нас это были я и Кира Езех), которые где-то должны проявить эту "взрослость", где-то подсказать. Поэтому сдержанность не считаю минусом для коллектива. Так, например, с Томасом общалась спокойно и достаточно открыто. Конечно, не буду про все свои личные вещи рассказывать, но все, что необходимо было для игр и тренировок, мы всегда обсуждали.

- А были попытки общаться с вами на какие-то не относящиеся к спорту темы?

- Не знаю, какие-то вопросы, может быть, когда и задавал, но так, чтобы поговорить обстоятельно, в чем-то разобраться во мне, как он говорил в интервью, такого не было. Он с нами общался, спрашивал про друзей и родителей, как провели время, пока были дома - понимал, что времени, чтобы узнать друг друга, не так много. Это, в принципе, абсолютно правильно. И я все рассказывала, была открыта, не было такого, чтобы я как-то не так на это реагировала. Поэтому, поразмыслив над всей этой ситуацией, я пришла к выводу, что истинная причина моего исключения из команды кроется в чем-то другом. Никаких особенных догадок у меня нет, но все. тайное рано или поздно становится явным. Думаю, что все-таки все будет хорошо. Сейчас меня поддерживают много хороших, добрых и нечерствых людей. Спасибо им за то, что они есть рядом.

- Можете сказать, что поедете на Олимпиаду в Сочи в любом случае - какие бы решения не принимались тренерским штабом сборной?

- Я думаю, да /улыбается/.

Елена Соболь

/ИТАР-ТАСС, Москва/